15 марта 2013 / Сергей Калякин

Сады Голландии: интервью с Питом Удольфом

  • Сад Пита Удольфа
За последние тридцать лет голландский ландшафтный дизайнер Пит Удольф не раз удивил своими природными садами-шедеврами и Европу, и Америку. Почерк автора настолько характерен, что среди поклонников экосадов появилось новое течение – "удольфианцы".

Господин Удольф, кто, как не Вы, может объяснить, что такое "природный" сад...

– Занимаясь дизайном, я не пытаюсь создавать природу, лишь хочу передать ощущение ее спонтанности и красоты. Приглядитесь к весенним лугам. Они вселяют чувство восторга, которое хочется принести с собой домой. Но скопировать их невозможно. Природная система отличается от той, что в вашем саду: она поддерживается всеми ее обитателями.

Вы знаете, каков традиционный английский сад. Он полон догм и ежедневно указывает вам, что нужно делать: удалять отцветшие соцветия, удобрять газон, обрезать розы, подвязывать стебли, выкапывать луковицы... Он не учит людей смотреть. Если растение все еще хорошо выглядит, зачем его срезать? Зачем убирать увядшие цветки, если потом появятся красивые соплодия? Сад – это не выставка растений. Английский сад не имеет ничего общего с экологией, ему требуется много воды. Я же стараюсь создавать сады, не требующие особого ухода, где растения должны хорошо чувствовать себя без частого полива. И хочу, чтобы люди видели: получить эстетичную картину, думая об экологии, не так сложно.

– Как Вы пришли к такому подходу?

– Мне нравится в саду спонтанность, и я с самого начала думал о том, как ее добиться. После переезда в 1982 году в Хуммело мы заложили питомник многолетников и стали экспериментировать. Отбирали растения, которые создавали красивый беспорядок и не давали самосев. Не стали подвязывать большинство растений, которые разваливаются, но при этом продолжают хорошо выглядеть. Мы усердно разыскивали и отбирали долгоцветущие виды и сами начали выводить улучшенные сорта. Затем мы включили в план миксбордера декоративные травы. Сначала немного, а потом я подумал: почему бы не сделать наоборот. И создал миксбордер из трав с вкраплениями цветов. Идея цветников полностью поменялась, но она работает.

После 15 лет экспериментов сад стал производить совсем другой эффект: мы больше не использовали розы, отказались от растений, которые нужно подвязывать, оставляли отцветшие. Старались, чтобы сад выглядел хорошо все сезоны. Если вы сделали правильный выбор, растения порадуют вас красивыми соплодиями или повторным цветением.

 

– То есть Вы не только охотились за растениями, но и занимались собственной селекцией?

– Да, мы много путешествовали по бывшей Югославии, Северной Америке. Североамериканские растения были не в моде в начале восьмидесятых. Нигде, даже в Англии, не было посконников, мы смогли найти их только в Германии. Я наполнил сад совершенно новыми видами – до этого, например, никто не воспринимал кровохлебку как декоративное растение.

 

Затем я увлекся селекцией монард, флоксов, сидальцей, шалфеев, гераней, астранций. В сумме у меня около семидесяти сортов. Но последние десять лет я больше концентрируюсь на дизайне.

– С одной стороны, Вы всей душой любите растения, с другой – делаете сады. Кто же Вы – дизайнер или селекционер?

– Я дизайнер, который любит растения. Когда вы создаете сад, вы не можете отталкиваться от ассортимента. Сначала нужно найти идею сада, определить тему каждого фрагмента. Потом цвет, конечно. Сад делают формы, а цвет нужен для выразительности. Мы думаем в цвете, но создаем формы.

– Вы классифицируете все многолетники по форме соцветий: плоские, колосовидные, округлые, полусферические...

– Чтобы люди лучше осознали роль формы. Это помогает комбинировать растения в той системе, которая у меня в голове: в вертикалях и горизонталях, промежутках, переходах. Это мой тип мышления. Конечно, цвет тоже важен. Но если вы занимаетесь дизайном, вы должны сначала эскизно набросать форму.

Я делю растения также и по их характеру: насколько они устойчивы и надежны, как они ведут себя в саду.

– У Вас есть любимый цвет?

– Думаю, да - красный, пурпурный. Но нет цветов, которые я бы не хотел использовать. Что я не люблю, так это ядовито-желтые нарциссы. Я их ненавижу. У меня есть один, хочу его выкопать.

– Пик цветения в Вашем саду приходится на август-сентябрь. Как Вы решаете проблему весенней декоративности?

– Мы оставляем все растения и срезаем их в начале февраля. Потом расцветают крокусы, подснежники, морозники. В общественных парках я сажаю много 
раннецветущих луковичных.

– Вы выиграли Челси-2000. Как Вы относитесь к этой выставке, садам, которые делаются специально для нее?

– Я рассматриваю ее как выставку, а не как реальность. Челси – это маркетинг. И если посетители думают: "О, отличная комбинация, нужно попробовать повторить ее у себя в саду", – значит, они должны что-то познать сами, наступить на грабли, чтобы понять, что такое Челси. Я почти всегда посещаю ее. Мне нравятся люди, я всегда встречаюсь там с друзьями. Вообще это индустрия. Я бы сказал: не верь в это, просто наслаждайся этим.

– Хэнк Герритсен, соавтор одной из Ваших книг, однажды сказал: "желтый лист – это ошибка"...

– Мне в целом не нравятся вариегатные растения. Скажем, такую легкую вариегацию, как у герани 'Samobor', бруннеры 'Jack Frost', можно использовать. Но сажать растение лишь потому, что у него пестрые листья, – нонсенс. Коллекция вариегатных растений, на мой взгляд, безвкусна. Правда, коллекционер и не обязан быть дизайнером. Хотя коллекция может быть интересной и "держать" остальной сад. Ведь даже знаменитые архитекторы не только на дома смотрят.

– Как долго создавался сад в Хуммело?

– Мы поменяли его уже несколько раз. Последний сделали 3 года назад. Оставим его таким на 7-8 лет.

– Вы наверняка встречали здесь русских посетителей?

– Встречал и разговаривал с ними. Русские любят растения, интересуются дизайнерскими идеями. Очень любопытные и серьезные, они, кажется, хотят поскорее "проскочить" период накопления опыта и запрыгнуть немедленно в самый центр садоводческого мира, до которого другие добираются по двадцать лет. Я желаю вашим читателям наслаждаться садоводством. Это процесс познания, красивый сад не создашь за один день. Мне нравятся люди, которые усердно учатся, не боятся нового. Когда я впервые увидел английские миксбордеры, я сходил по ним с ума, сам хотел делать что-то подобное. Прошло несколько лет, пока я понял, что они не имели ничего общего с хорошими сочетаниями.

То, что я делаю сейчас, настолько индивидуально, лично, что, я думаю, я не смогу этому научить. Этим можно только вдохновить. Вдохновить учиться. Нельзя сказать: скопируйте. Просто сделайте что-то сами. Мы все хотим вдохновляться музыкой, живописью, чем-то еще. Но на самом деле мы должны создавать собственные произведения. Если ты говоришь: я люблю Моцарта – попробуй достичь его высот.

Адрес сада и питомника: Broekstraat 17, 6999 DE Hummelo, Нидерланды. www.oudolf.com 

Открыт с 1 августа по 30 октября с 10 до 16.

 

Интервью взято в 2008 году.

Использованы фотографии частного сада Пита Удольфа и английского сада Pensthorpe (дизайн Пита Удольфа). 

Поделись с друзьями

Иллюстрации к материалу: Оксана Рог

ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ

Цветник по форме соцветий

Цветник по форме соцветий

Существуют разные способы создания цветников. Одни дизайнеры увлечены цветом, для других на первом ...

Лучшие злаки: экспертиза

Лучшие злаки: экспертиза

Селекционеры и любители садового дизайна сходят с ума по злакам. Результат – сотни сортов! Выбрать ...

Дербенник: сорта

Дербенник: сорта

В садах чаще всего встречаются два вида дербенников: иволистный (Lythrum salicaria) и прутьевидный ...

КОММЕНТАРИИ

Visual verification
Serezha Serezha 11 января 2014

Марина, спасибо!

Марина Макова 6 января 2014

Научиться так видеть природу- невозможно... Это ведь Дар, и он -потрясает! Но попытаться внести в сад что-то свое- возможно. И главное- это любовь к каждой травинке...Ведь даже поле одуванчиков- красиво...Спасибо за статью!